«Семья Ротару грабила евреев!»
Приветствую Вас, Гость Вторник, 06.12.2016, 13:08
RSS

Меню сайта

Мини-чат
200

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  •   
    Главная » 2013 » Июль » 1 » «Семья Ротару грабила евреев!»
    07:08
     

    «Семья Ротару грабила евреев!»

    «Семья Ротару грабила евреев!» 09:01 , Апрель 7 , 2013

    Уцелевший узник гетто – израильтянин Дов Меир, обвиняет родителей Софии Ротару в тотальном ограблении еврейских домов его местечка в период Холокоста.

    Как это делалось на Буковине

    «Я прошел весь этот ад», — рассказывает для «Форум Daily» 91-летний израильтян Дов Меир. С 1945 года он ни разу не был ни в родном местечке Новоселица Черновицкой области Украины, ни вообще на территории СССР.

    «В 1990-е годы мне сказали, что есть такая певица София Ротару. Ее родители с нашего городка. И они были первыми, кто грабили евреев в нашем местечке, когда началась война. Ее село называлось Маршинцы, прямо рядом с нами.

    Ротару в первый день войны приехали с лошадьми и повозками. И всё грабили – мебель, ценные вещи, что могли взять. Потом всю еврейскую улицу сожгли. Мы знали эту семью Ротару – отец и мама служили у евреев, делали уборку в еврейских домах. Потом мне сказали, что она стала большой певицей.. А ее родители грабили нас», — утверждает спасшийся в огне Холокоста израильский свидетель тех страшных событий.

    Дов Меир (до приезда в Израиль – Майер) родился 1 июля 1921 года в семье небогатого торговца, получил глубокое религиозное образование, молился в ближайшей к дому синагоге хасидского рабби из Стефанешт. Юный Дов стал членом сионистской организации «Поалей-Цион»; в местечке также были группы левых сионистов «Ха-Шомер ха-Цаир», правого «Бейтара» и прокоммунистического Бунда.

    В местечке жили более 9000 евреев, которые молились в 14-ти синагогах. В 7 км от городка на реке Прут проходила государственная граница. Вокруг Новоселицы располагались 32 села – половина украинские, половина молдавские. Богатое молдавское село Маршинцы напрямую примыкало к городку, будучи сельской окраиной местечка.

    «Некоторые молдаване знали идиш. Молдаване за плату делали разные подсобные работы для евреев – рубили дрова, занимались уборкой домов. Евреи жили в центре местечка, а молдаване – отдельно в селе Маршинцы», — рассказывает Дов Меир.

    Когда 22 июня 1941 года началась война, через границу сразу вошли румыны и немцы. С 5 по 8 июля, в первые же дни оккупации Новоселицы, они расстреляли тысячу евреев – в домах и на улицах.

    «Все эти убийства совершали румынские солдаты вместе с немецкими. Мы убежали из домов, эта была суббота 5 июля. Спрятались в кустах у реки Прут, но румыны нас нашли, сказали поднять руки и повели на сборный пункт — пустой спиртзавод в трех километрах от городка. Там собрали 200 евреев и держали трое суток без воды и еды. За это время ограбили и сожгли наши дома».

    По воспоминаниям Дова, одна молодая женщина по фамилии Гроних позвала через солдата-румына его офицера. Солдат заорал на нее: «Паршивая жидовка, как ты смеешь обращаться к нашему капитану!», но затем на всякий случай сообщил командиру о просьбе женщины. Тот прискакал на белом коне, спустился и обнял ее – оказалось, они вместе учились в институте. Офицер предложил ей уйти с ним. «Нет, если не освободишь всех евреев, я не пойду», — ответила девушка. Через несколько часов всем согнанным евреям дали выйти оттуда.

    Годы кошмара

    «Когда мы пришли обратно домой, то увидели, что всё ограблено, сожжено и, извините, загажено. Я нашел только свой тфилин и начал плакать», — говорит Дов.

    Ему ещё «повезло», так как в тот же день большую группу молодых евреев Новоселицы отвезли к яме и расстреляли, связав руки колючей проволокой.

    В августе 1941-го румыны депортировали семью Дова в разные гетто и концлагеря. Начались четыре страшных года рабского труда: Дов выполнял самые грязные работы, чистил машины СС на ремонтной базе в местечке Чечельник возле Бершади, работал грузчиком и кочегаром.

    «Нас было 8 евреев и 18 пленных русских солдат, причем над ними издевались больше, чем над нами. Иногда нам бросали буханку хлеба и кусок конины. Нас охраняли румынские полицейские и русские «власовцы», которые с ненавистью кричали нам «паршивые евреи».

    «Там был украинский полицейский Иванюк, который бил меня постоянно, издевался, пытался сорвать с больного отца сапоги. Иванюк специально полез на крышу дома, где ютились десятки евреев, и продырявил ее, чтобы на нас падал снег. Однажды партизаны напали на транспорт полицаев, и мы потом очищали машину от их крови», — говорит Дов Меир, вспоминая и других людей. «Один раз я измученный попал к старенькой украинской бабушке. «Ой, бедный жидок», — сказала она, накормила и укрыла. У нее сын был на фронте..».

    Затем их погнали рубить деревья возле местечка Сороки в лес Касауц. «Это был конец октября – праздник Симхат-Тора, но шел ледяной дождь и был мороз. Я думал, что я там кончусь от холода. Отец сделал костер, к нему подошли девочка и мальчик 4-5 лет. Отец усадил сирот у костра, поделился едой. А утром проснулись – они оба сидят с открытыми глазами – дети замерзли насмерть, как и тысячи погибших в том лесу».

    Грабитель или фронтовик?

    Официальная статья «Википедии» о Софии Ротару сообщает, что отец певицы — Михаил Фёдорович Ротару (Ротарь в послевоенном написании), родился в 1918 году и умер в 2004-м. О нем также сказано: «Пройдя всю войну пулеметчиком до Берлина, будучи раненым и вернувшись домой только в 1946 году, первым в селе вступил в партию».

    Эта информация является ложной хотя бы потому, что никакую «всю войну» М.Ф.Ротару не проходил. Его не успели призвать летом 1941 года в связи с быстрым наступлением немцев и румын – или же 23-летний Михаил сознательно сделал всё для того, чтобы не попасть под призыв «красных». Все годы румынской оккупации Буковины Михаил Ротару – молодой и крепкий парень призывного возраста, оставался в родных краях. Чем он занимался в то время – тайна.

    Новоселица была освобождена Советской Армией 31 марта 1944 года. И уже через полтора месяца после этого 26-летнего Михаила Ротару «загребают» на фронт. На сайте Центрального архива Минобороны РФ я обнаружил информацию: «Ротару Михаил Федорович, год рождения 1918, красноармеец, в РККА с 13.05.1944 года, место призыва: Новоселицкий РВК, Украинская ССР, Черновицкая обл., Новоселицкий р-н».

    Тот же сайт сообщает, что М.Ф.Ротару 27 апреля 1945 года в бою на Гогенцоллерн-канале (ныне — канал Одер-Хафель) убил огнем из своего автомата трех немецких солдат и способствовал удержанию плацдарма. За этот бой его наградили медалью «За отвагу» (номер записи в базе данных: 29849174).

    Никто не оспаривает героических заслуг Михаила Ротару в рядах Советской Армии в 1944-1945 годах. При этом семья знаменитой певицы тщательно обходит стороной один простой вопрос, ответа на который нет ни в одном открытом источнике: где находился Михаил Ротару с июня 1941-го по март 1944 года, и чем занимался 23-26 летний мужчина в полном расцвете сил в период румынской оккупации Черновицкой области?

    Будущий советский солдат, храбро сражавшийся в апреле 1945-го под Берлином, вполне мог летом 1941 года в условиях хаоса, бегства Советов и прихода этнически близких румынских войск заниматься тем, в чем его обвиняет уцелевший узник гетто – уроженец Новоселицы и нынешний израильтянин Дов Меир.

    Энциклопедия «Холокост на территории СССР» под редакцией д-ра Ильи Альтмана (Москва, 2009 г., стр.661) подтверждает показания Дова Меира о погромах и массовых убийствах евреев Новоселицы: только за первые трое суток румынской оккупации были убиты около 1000 евреев, из них 60 человек казнены в прилегающем к местечку селе Маршинцы. Остальное еврейское население было депортировано румынами за пределы Буковины – в различные гетто и концлагеря Транснистрии, где погибло большинство узников.

    Послевоенная паспортистка исказила фамилию Ротару на Ротарь — кстати, не по просьбе ли самого фронтовика, чтобы «откреститься» от Ротару образца 1941 года? Поэтому орден Отечественной войны к 40-летию Победы в 1985 году получал уже Ротарь Михаил Федорович. Согласно тому же сайту Центрального архива Минобороны России, дата его наградного документа — 06.04.1985, номер записи в базе данных: 1519388739.

    В тех же Маршинцах 7 августа 1947 года у Михаила и Александры родилась вторая дочка — София. Став знаменитой певицей, она восстановила исконную фамилию своей семьи — Ротару.

    Из пепла к жизни

    В 1945 году чудом уцелевшие Дов Майер с отцом сумели получить разрешение на выезд в Румынию как бывшие ее довоенные граждане. В 1947 году большая группа еврейских беженцев при поддержке американского «Джойнта» отправилась на двух судах в сторону Земли Израиля.

    Но здесь на пути встали британцы. Они завернули корабли на Кипр и бросили пассажиров вновь за колючую проволоку — теперь уже британского концлагеря. Только весной 1948-го, накануне провозглашения независимости Государства Израиль, Дов приплыл в долгожданную Хайфу, в которой и проживает уже 65 лет. Его женой в 1950-м году стала 17-летняя русскоязычная еврейка-сирота, приехавшая через Польшу из Уфы.

    Дов Меир участвовал в Войне за Независимость. Затем вплоть до выхода на пенсию работал в системе железных дорог Израиля – кочегаром, машинистом и водителем поездов. Один из трех сыновей Дова – полковник Армии Обороны Израиля.

    Свои свидетельства о страшных событиях в Новоселице и о последующих годах страданий Дов Меир дал еще в середине 1990-х годов для мемориального комплекса «Яд Вашем», а затем и для Музея Холокоста в США. Нынешние аудиозаписи его свидетельских показаний, которыми Дов поделился в израильский День памяти Катастрофы и героизма 7 апреля 2013 года, хранятся в редакции «Форум Daily».

    Десятки лет Дов Меир выполняет обязанности старосты (габая) синагоги в парке имени Эли Коэна в Хайфе. Вся община уважает и ценит Дова как кристально честного и мудрого человека.

    Он награжден грамотой главы правительства Израиля за подписью Биньямина Нетаниягу – за вклад в увековечивание памяти о Холокосте.

    «Если бы я встретил сегодня Софию Ротару, то сказал бы ей в лицо – твои родители грабили нас! Они работали у нас и знали, куда прийти и где грабить», — убежден Дов Меир.

    Примечание: Данный материал ни в коей мере не касается личности самой Софии Ротару и не дает оценок ее таланту и заслуженной эстрадной карьере.

    Дов Меир. Фото: Шимон Бриман.
    Дов Меир. Фото: Шимон Бриман.

    Метки: антисемитизм, музыка, Украина, Холокост

    1. Прочитала я статью, почитала и комментарии к ней, удивилась, что спустя десять лет после смерти родителей уважаемого всеми человека подняли сей вопрос. Я уважаю возраст Дова Меира, понимаю его, да, многое во 2-й мировой неизвестно, но все же. Уважение к памяти умерших еще никто не отменял, об умерших или хорошо или никак. Я не антисемит, Боже упаси. Да Зинаида Михайловна Ротару (Ротарь) родилась в октябре 1942 года. Значит Таинство появления новой жизни было в январе 1942. От начала войны прошло 5 месяцев, значит Михаил Федорович мог быть призван в конце января 1942 года и пройти себе спокойненько (относительно) всю Великую отечественную войну. Убедила? По моему да. Дальше что там у нас? София Ротару отгрохала самую дорогую гостиницу в Ялте. Умница, что отреставрировала здание являющееся памятником архитектуры. А его могли молча снести и построить очередного уродца — бизнес-центр. Ну и что лучше? видеть шикарно восстановленные Купальни Роффе? Или очередного уродца современной архитекруры? Тот еще вопрос. Всем желаю удачи и поменьше судите других. Не судите, да не судимы будете. И кто без греха, тот пускай кидает в семью ли Софии Михайловны Ротару, или еще в какую другую семью камни. А Дов Меиру желаю обрести покой в душе, и если ему есть за что прощать, то простить семью Ротару.

    2. Добрый день Шимон ! Я интересовался историей Холокоста на Буковине. И о Новоселицких событиях 1941 года слушал рассказы свидетелей. Старых крестьян из соседних сел , да , впрочем и из самой Новоселицы. Действительно были факты разграбления опустевших жилищ. Довольно многочисленные. Возможно и были случаи сведения старых личных счетов, мести и тому подобных не украшающих любой народ вещей. Но Ваш материал меня возмутил до крайности.Без никаких конкретных доказательств ,просто » кто то кому то что то сказал» Вы посмели фактически обвинить мертвого человека в неприглядных вещах.. А знаете ли Вы , что в Маршинцах до войны проживало несколько десятков семей Ротару ? И сейчас там несколько десятков Ротарей ..Да ! А уверены ли Вы , что это именно ТОТ Михаил , отец Софии ? Думаю , нет. Ваш материал вызвал очень негативный резонанс в тех краях . И я думаю , такая поверхностность и поспешность в обвинении покойного уже человека не делает и Вам чести. Я понимаю,что Вы лишь процитировали слова Дов Меира,которому «кто то что то сказал «… но !!!
      Некрасиво, если не сказать больше. И с исторической стороны слабо …Куча несуразных фактов.Начиная с того что немцы Буковину в 1941 оккупировали. Это была 3 румынская армия. Извините.

        • Добрый день Шимон! Формат нашего общения немного специфичен, поэтому буду( постараюсь быть) максимально краток.Итак :
          ——————————————
          Вы считаете, что журналист вправе процитировать воспоминания — обвинения одного преклонных годов ( будем объективны ) человека о другом (уже покойном) ?? Не убедившись что события , о которых идет речь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имели место и эти «воспоминания» имеют под собой хоть какие то вменяемые факты ? ..Вот просто так , взять и опубликовать ? Я — нет. Вы , очевидно, считаете что ГЛАВНАЯ идея материала это поведение местного населения по отношению к преследуемым румынскими оккупантами евреям ? Я — НЕТ. Главное в статье ( для меня) это слова Дова Меира о возможном ВИРТУАЛЬНОМ ПЛЕВКЕ в глаза Софии Ротару. Именно так я расцениваю его УТВЕРЖДЕНИЕ о том что ЕЕ РОДИТЕЛИ «грабили нас». Вы считаете это » простым сотрясением воздуха» ? Я — НЕТ. Это- обвинение и оно одинаково ГОРЬКО и в зале суда и на просторах инета.На чем же основано это утверждение которое столь безапеляционно и категорично в устах бывшего узника Гетто ? Да ни на чем ! Кто то ему сказал ..ЦИТИРУЮ : ««В 1990-е годы мне сказали, что есть такая певица София Ротару. Ее родители с нашего городка… »
          Все ! Дальше идет простой набор ничего не значащих фраз.Это Вы считаете ДОСТАТОЧНО ,что б в журналистском материале фактически обвинить семью певицы в грабежах ? Повторю, тезис, который Вы умудрились НЕ ЗАМЕТИТЬ в моем предыдущем послании к Вам : «Знаете ли Вы,что в Маршинцах тогда жило НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ семей Ротару ??? » Ведь ( опять повторюсь) никаких вменяемых фактов что это ИМЕННО ТА семья Ротару , ни Дов Меир ни ВЫ как журналист не использовали . Нет их ?? А вопрос «чем занимался» отец Ротару с 1941 года по 1944 вообще ,извините , некорректен. Тем ,чем и ВСЕ его одногодки. Сельским хозяйством , очевидно…Если б Вы хоть немного знали исторические особенности Бессарабии в те годы , то такого вопроса бы не возникало. Советская власть в силу своей бардачной сущности не успела как положено провести мобилизацию в Новоселицком районе ( хотя частично все же успела, но это вопрос другой статьи) и БОЛЬШИНСТВО таких как Михаил Ротару мирно жили как и раньше при ВОЗВРАТИВШИХСЯ РУМЫНАХ. Именно так , я думаю, было бы исторически корректно называть те вещи. Ибо как ни крути , а Северная Буковина была оккупирована СССР вследствии ТАЙНЫХ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ Риббентропа и Молотова. И , по большому счету именно большевики виноваты в бедах Буковинских евреей. Ибо в расстрелах и погромах до 1941 года румынская власть замечена не была. А, фактически БРОСИВ в объятья Гитлера Румынию, Сталин тем самым открыл путь к власти в последней самых крайних националистов -радикалов. Хотя , извиняюсь, я немного отошел в сторону от нашей темы…
          Так вот, играя на неточностях в фразах и выражениях ( я никогда и не сомневался что 99 % буковинцев были призваны именнно в 1944 году) Вы умудрились ПОСТРОИТЬ на «интуитивных предположениях» почти обвинение покойному человеку. Это недостойно журналиста и тем более историка. Это мое мнение. Да , может быть стандарты израильской журналистики отличаются от привычных мне МЕСТНЫХ стандартов, но у нас тут ни один уважающий себя журналист на основании «кто то кому то что то сказал» не позволил бы себе написать ТАКУЮ СТАТЬЮ. (Об оглавлении оной я промолчу. Боюсь не сдержаться..) Это факт для меня . Может быть мы друг -друга и не понимаем в силу различных обстоятельств, но я считаю ТАКУЮ позицию правильной. Имею право ?

          А теперь о ТЕХ краях — отдельно. Да, очевидно ТЫСЯЧИ живут в домах которые когда -то принадлежали евреям. Да , их предки пользовались имуществом которое когда -то принадлежало тем несчастным людям. Именно так. Теперь ответьте на вопрос : а кого именно гитлеровская пропаганда изображала комиссарами и «раскулачивателями» МИЛЛИОНОВ крестьян в СССР ? Против какой национальности были направлены все словесные стрелы Геббельса и яд их ЛИСТОВОК ? Конечно , для меня лично и думаю для большинства современных людей эти обвинения ЦЕЛОГО НАРОДА звучат дико, но тогда , в ТОМ веке это сыграло свою черную роль в возникновении антисемитских настроений среди ( в большинстве своем) неграмотных людей. Правда ? А когда еще и в дом ВЫСЕЛЕНОГО соввластью БЫВШЕГО румынского учителя и БЫВШЕГО румынского врача вселился комиссар с явными признаками » богоизбранности» ( хотя взаправду он был атеистом- безбожником) местное население явно получало заряд отнюдь не доброжелательности к своему старому еврейскому соседу… Тем более что дети этого соседа уже на второй день советского «освобождения» дефилировали в пионерских галстуках утверждая что скоро и церковь закроют и попа выселят в места не столь отдаленные… Понимаете ????
          Вот отсюда и надо исходить в изучении корней той страшной беды которая постигла еврейское население Буковины. Ибо правда никогда не бывает удобна для обеих сторон. Но она должна быть ПОНИМАЕМА и ПРИНИМАЕМА всеми сторонами. Вы , как журналист , с этим согласны ?
          PS/
          Я извиняюсь что не смог быть краток как обещал, но я занимался этими вопросами не один год по собственной инициативе, поэтому, думаю Вы меня поймете. Накипело. Кстати, а старое,полуразрушеное здание синагоги в Новоселице каким боком лепится к Вашей статье ? Может Вы желаете принять активное участие в компании по сбору средств на реставрацию ? Подскажу кто этим занимается в СОВРЕМЕННОЙ Украине ..

          • Александр, спасибо за комментарий. Правда, он по размеру сопоставим с текстом самой статьи:). Вы поднимаете сразу много тем, по некоторым я согласен, по другим — нет, и это нормально. У нас разные мнения — на то и плюрализм.

            Замечу, что нигде в статье нет МОИХ слов, обвиняющих конкретную семью в грабеже евреев. Я не судья и не прокурор. Максимум, что я вправе — это НА ОСНОВЕ воспоминаний Дова проверить КАК ВЕРСИЮ — где находился М.Ф.Р. в обозначенный период времени. Оказалось, что официальная статья Википедии врёт, сообщая, что он «прошел всю войну». Призван он был только в мае 1944-го. В статье есть лишь строка о том, что, исходя из этих архивных данных, данный человек мог быть там и делать то, о чем говорит Дов.

            Вы пишете о роли гитлеровской пропаганды в разжигании антисемитизма. Я считаю это прикрытием и попыткой снять ответственность с местного населения за погромы и грабежи. Пример Новоселицы как раз показывает: молдаване из ближайших сёл приехали с подводами грабить еврейские дома в ПЕРВЫЕ ЖЕ ТРИ ДНЯ прихода румынской армии, БЕЗ ВСЯКИХ ЛИСТОВОК и антиеврейской агитации. В этом — жуткая правда истории: вчерашние соседи без приказа из Бухареста или из Берлина просто запрягли лошадей и поехали грабить. И именно эту страшную правду сегодня неприятно слышать потомкам тех людей..

            Точно так же литовцы из многих местечек устраивали массовые погромы евреев уже 23-25 июня 1941 года — в промежуток, когда РККА уже ушла, а вермахт еще не пришел. Они это делали без всякой агитации немцев — по зову сердца..

            Остальные вопросы — оставим в рамках плюрализма наших разных мнений..

            Шимон.

        • Александр, снова-таки, я не говорил о Ваших ошибках — просто Вы думаете одно, а я — другое, и это нормально.

          Теперь по вопросам.

          1-2 (вместе). Конечно, он знает, что это был разветвлённый род в Маршинцах.
          Нигде в словах Дова (и в моем тексте тоже) нет обвинения против конкретного представителя этого рода.

          Исходя из Ваших же слов о многочисленности представителей рода Ротару (с чем я согласен), с чего Вы решили, что заголовок статьи касается именно Софии Ротару и ее родителей? Если там было много Ротару, то выражение «семья Ротару» вполне может касаться любых других представителей этого клана. Получается, что читающий подсознательно приписывает Дову и автору текста то, чего в словах Дова и в тексте нет.

          Своим поиском по Центральному архиву Минобороны РФ я лишь проверил слова Дова: он сказал мне о семье Ротару, я проверил эту фамилию по архиву. Поиск не выявил противоречий в словах Дова хотя бы в том аспекте, что М.Ф. Ротару по времени вполне мог находиться в тех местах летом 41-го. И кстати, выглядит весьма подозрительно то, что в официальной статье о Софии в «Википедии» говорится, будто М.Ф. прошел «всю войну», тогда как он был призван только в мае 1944-го. Складывается впечатление, что кто-то специально прикрывает какие-то неприглядные факты, приписывая ему «всю войну» на фронте.

          3. «Если же Вы считаете что позорное и недостойное поведение по отношению к другим нациям заложено ИЗНАЧАЛЬНО в » крови» у многих европейских народов..» — вот Вы снова приписываете мне то, чего у меня нет. Я не считаю, что нечто изначально заложено в крови у народов. НО я вижу как историк реальные факты: грузины веками жили мирно и дружно с евреями, а другие народы имеют кровавую летопись преследований евреев в их странах и землях.

          «Почему-то» получилось, что некоторые народы охотно, по зову сердца и души рванули грабить и убивать своих соседей-евреев БЕЗ ВСЯКОЙ агитации со стороны немцев, без листовок, плакатов и радио Геббельса. Просто встали утром и пошли резать, ну и заодно вывозить еврейское добро.. Вот в этом — подлинная загадка природы человека.

          Шимон.

    3. А что такое?

      Всё понимаю, всё могу человеку простить, кроме неблагодарности. Отменять свадьбу в последнюю минуту, выставлять нас на посмешище перед всей Одессой, довести Машеньку до истерики, а моего Сереженьку – до сердечного приступа, и всё из-за пустяка – этого я моему несостоявшемуся зятю никогда не прощу. Мы же взяли этого недотепу из общежития в одних кальсонах, одели, приласкали, как родного – и в ответ получили такое?! Да гори он огнем после этого, дрянь бесчеловечная!
      Мы живем небогато. Сереженька мой работает бухгалтером в порту, а я, хоть и не старая еще, но здоровье у меня никудышное, еще с войны – мы тут в Одессе под фашистами не шиковали, вот я, видимо, и надорвалась. Так что живем мы на одну зарплату, не воруем, взяток не берем и другим не советуем. Но всё равно мы никогда ни в чем не отказывали ни Машеньке, ни теперь оборвышу ее – всё для детей, всё в них: лишнюю помидорку, еще одну сливку, последнюю галушку, а как же? Мать я или мачеха?! Кушай, донюшка, и ты, зятек дорогой, кушай во все зубы! Сам-то он, подлец, себя не прокормит на студенческую стипендию, а из родителей у него один только дед-инвалид, от кого ему ждать помощи, зятьку-то? Получается, только от тестя с тещей, да? Да разве ж нам жалко? Сереженька мой прикипел к нему душой, как к родному: где с математикой поможет разобраться, где по дороге с работы домой в общежитие его заскочит, фрукты ему с Привоза свежие закинет. Мы же думали, он свой, хороший – а он, гляди, какой фортель выкинул!
      Я вот, если вы меня спросите, даже и не скажу, что нам всего обиднее: как он с Машенькой поступил, как нас на весь город ославил или в какие расходы вогнал – свадьбу-то мы отменили, а задаток в ресторан заплатили? Заплатили. Свадебные платья да костюмы молодоженам и себе справили? Справили. Кольца золотые им купили? Ясное дело. Господи, кто бы знал, в какие мы долги влезли, у скольких друзей-знакомых насобирали взаймы по полсотни-сотне! Я ж говорю, мы как на одну зарплату втроем жили, так и собирались вчетвером как-то куковать: когда еще эти студенты зарабатывать начнут! И всё пошло прахом. Ну, не сволочь он после этого?!
      Только бы не оказалось, что Машка беременна от этого ирода – Сереженька этого просто не переживет! Я и так в его сторону глядеть боюсь: третий день лежит Сереженька на тахте, уткнувшись в стенку, и зубами скрипит. Его можно понять: единственную дочь так опозорили – и за что? Ведь никто из нас ни в чем перед зятем нашим драгоценным не провинился: наоборот, не знали, где лучше его посадить, чем вкуснее угостить, что еще для него сделать! Пылинки с него сдували. Рубашки его с протертыми воротничками я сама, этими вот руками по ночам латала, а когда уже ничего не помогало, Сереженька водил его в магазин и покупал две рубашки: себе одну и ему одну – чтоб, значит, самолюбие его грошовое не задеть. Ах, чтоб он уже сказился, мерзавец этакий!
      Всё из-за деда его подлого. Да, я ж не сказала: когда мы уже о дате свадьбы сговорились, мы деда его сюда вызвали из Хацапетовки его занюханной. Билеты ему в оба конца на поезд оплатили, а как же! У себя его приняли, на тахте этой самой, где Сереженька сейчас с зубных протезов эмаль сгрызает, постелили. Стол ему с Привоза накрыли – всё честь по чести, мы ж теперь, как-никак, одна семья, нет? Сереженька этого сморчка плюгавого на вокзале сам встретил, с работы специально отпросился, домой к нам на такси его привез, не на трамвае, упаси Бог!
      Сидим мы, значит, все вместе, чаевничаем, а дедуля, гляжу, всё на руки мои косится. Ну, мне стыдиться нечего: руки у меня трудовые, не барские, с суставами опухшими – а откуда взяться здоровым суставам, когда я всю жизнь только холодной водой что полы мыла, что простыни стирала – теплой воды еле-еле на Машеньку хватало.
      Что он, думаю, гриб хацапетовский, такого в моих руках увидел, что глаз оторвать не может?
      Заметил он, что мне не по себе стало.
      - Вы, Алена Петровна, наверное, думаете, что это я на ваши пальцы уставился? – говорит дедуля.
      Это называется, догадался.
      - Да вот, дедушка, – отвечаю я, – не скрою, думаю.
      - А я на ваше кольцо смотрю, если честно, – признается он.
      Ну, надо же! Я это кольцо с незапамятных времен ношу. Да и цена ему, я уверена, рублей двадцать в базарный день: оправа у него потемневшая, а камень, хоть и большой, но, наверняка, стекляшка. Стыдоба, а не кольцо, а что ношу его – так нет у меня другого: с одной зарплаты бухгалтера в порту сильно не пошикуешь. Мы когда с Сереженькой женились, у нас даже на обручальные кольца денег не было, нас так расписали. Тогда другое время на дворе стояло. После войны вообще многое проще было, чем сейчас. Это теперь они еще не женаты, а костюмы и кольца изволь им от своих доходов справить, а нам тогда самое главное было – чтоб жить вместе, а что на ресторан денег нет, так это ерунда: на весь двор свадьбу гуляли.
      - А что кольцо-то? – удивляюсь я. – Ой ты ж, Господи, на какую вы ерунду, дедушка, внимание обращаете? Хотите, я его сниму и вам дам, чтоб вам удобнее было его разглядывать?
      - С удовольствием, – отвечает.
      Смотри, какой старичок любознательный попался! Оно ж, конечно, после Хацапетовки в жизни всё интересно. Но, однако, снимаю я колечко и в его дрожащую ладошку кладу. Только неловко мне: еще подумает, что мы нищие, раз я такую чепуховину на пальце ношу.
      Склонился дедуля над кольцом, рассматривает его, оторваться не может. Даже лупу у Машеньки попросил.
      - Сема, – слышу я сзади. Это Сереженька тоже забеспокоился за дедулю и к зятю нашему любимому обращается. – С твоим дедушкой всё в порядке?
      - Да вы не беспокойтесь, дядя Сережа, – отвечает Сема. – Дедушка всю жизнь проработал ювелиром, с детства в родительском магазине крутился – ему, наверное, интересно на кольцо тети Олены посмотреть.
      - Да что на него смотреть-то? – говорю я в сердцах. – Он что, хочет посмеяться над нашей бедностью?
      Оторвался старик от лупы, на меня посмотрел.
      - Над какой бедностью? – говорит он. – Да этому кольцу цены нет!
      Рассмеялись мы.
      - Путаете вы что-то, дедушка, – говорит Сереженька. – Я когда с Оленкой познакомился, это кольцо у нее уже было. Она его где-то нашла, так, Оленушка?
      - Так, – говорю я. – Уже и не помню, где. Да что мы о ерунде какой-то говорим? Кому еще чаю?
      Ну, Сереженька с Машей чашки мне послушно протянули, а эти двое, гляжу, шушукаются.
      - Богатый город Одесса, – наконец, говорит ювелир наш недоделанный. – Восемьдесят лет я прожил, но никогда мне на улице такое богатство не попадалось. Не по тем, видать, улицам, ходил.
      - Да что это за кольцо такое особенное? – не выдержала Машенька.
      И то сказать, после меня кольцо-то ей достанется, вот и хочется девке знать, что ей в наследство перепадет.
      - Кольцу этому не менее двухсот лет, – отвечает старик. – Оправа из белого золота. Очень тонкая работа, смею заметить. Ну, и сам камень. Зрение у меня, конечно, уже не то, да и лупа – не совсем тот инструмент, что требуется, но это чистейший бриллиант в три-три с половиной карата, насколько я могу судить.
      Подумал и добавил:
      - А судить я могу.
      И снова замолчал. Нехорошо так замолчал, недобро.
      - Ну, хорошо, – обратился к нему Сереженька. – Допустим, что так оно и есть, хотя, конечно, в вашем возрасте не грех и ошибиться. Но почему вы не верите, что Оленушка нашла его на улице?
      - Я не верю? – встрепенулся старик. – Упаси Бог, кто вам такое сказал? Я просто говорю, что сам всю жизнь не по тем улицам ходил и потому фамильные двухсотлетние кольца, да еще и сделанные не то немецкими, не то голландскими ювелирами, никогда не находил. Вот неприятности находил, вернее, они меня находили. Фронт, арест, смерть жены и сына моего единственного – Семочкиного отца – меня тоже находили. А кольца такие – нет, не приходилось. Вы уж не гневайтесь на старика, хозяйка, если я что-то не то говорю.
      Обиделась я. За несколько дней до свадьбы дочери, в собственном доме, да еще от желанного гостя такое выслушивать – любая бы обиделась!
      - Я это кольцо ни у кого не крала, – говорю. – А что оно само свалилось мне в руки, так моей вины в том нет. Когда в декабре сорок первого евреев повели в Богдановку на расстрел, их прогоняли по нашей улице. Ну, мы и побежали смотреть. А евреи, как увидели, что толпа собралась на них поглазеть, начали нам свертки всякие бросать. Вот в меня это кольцо и угодило.
      - Я что-то не пойму, – растерянно сказал Сема, – евреи что, бросали вам свои драгоценности, чтобы они фашистам не достались?
      Сереженька мой от этого вопроса только крякнул. А старик вдруг расхохотался.
      - Горе ты моё! – сказал он внуку. – Еврейские матери выкидывали из колонн в толпу своих новорожденных детей, надеясь уберечь их от гибели. А чтоб подобравшим было, на что кормить ребенка, матери клали в пеленки все ценное, что имели с собой.
      Он помолчал и тяжело добавил:
      - Фамильные кольца, например…
      - Да что вы понимаете! – взорвалась я. – Мы сами на жмыхе и лебеде жили. Я, хоть и молодая тогда была, а до сих пор вся больная после оккупации этой проклятущей! Авитаминоз у меня хронический, вегето-сосудистая дистония и гипотензия, если хотите знать!
      - Не хочу, – сказал старик.
      - Что не хотите? – опешил Сереженька.
      - Знать не хочу, – обронил старик.
      Он поднялся из-за стола и посмотрел на Сему.
      - Проводишь меня на вокзал? – спросил дед внука
      Сема тупо переводил взгляд с него на меня и обратно.
      - Погодите, – наконец, сказал он. – Дедушка, тетя Олена, не торопите меня. Я пытаюсь понять, что произошло. Тетя Олена, так вы кольцо из пеленки вытащили, а с ребенком… что вы с ребенком сделали?
      - Семочка, ты не понимаешь, – попыталась я объяснить. – Тогда другая власть была, не наша родная советская! Мы и сами голодали, а за хранение еврейского ребенка фашисты могли всю семью расстрелять и хату спалить, им это было раз плюнуть. Мне тогда еще и шестнадцати не исполнилось, я жить хотела. А тут в пеленке орет обрезанный младенец. Это ж смертный приговор мне, и не только мне, а всем близким!
      - Так вы что, в мусорный ящик кричащего ребенка засунули или обратно в колонну кинули? – спросил Сема, как-то странно сгорбился и, не дожидаясь моего ответа (а что я могла ему ответить?), вышел из комнаты. И дед его ушел за ним. Не прощаясь и не подав руки ни мне, ни Сереженьке, ни даже Маше.
      На вокзал они, наверное, ушли. И, главное, поезд на Хацапетовку идет только утром, так они, получается, всю ночь на вокзале на твердых скамейках сидели.
      На следующий день Сереженька с утра бросился в Семин институт, в общежитие – нет нашего зятя, словно его земля поглотила! Подошел день свадьбы, мы, как дураки, поперлись в ЗАГС – ну, а вдруг? Нет, не пришел Сема. Сволочь такая!
      Мне что обидно? Опозорил он нас, в расходы ввел, Машеньку бросил – всё так. Мне другое обиднее всего: он ведь, гад, всё это в отместку мне! А что, что я такого сделала? Обшарила пеленку и выбросила ребенка обратно, да? Так ведь нас там несколько сотен женщин стояло, и все, все до единой сделали то же самое: пошарили в пеленке и вернули ребенка матери. Понимаете, все до единой! Так почему же только мне одной это аукнулось?!

    4. В конце 80-х к нам в Берлин приехала группа советских эстрадных певцов, они были тогда просто нищими, плохо одетыми. В этой группе был Розенбаум, Ротару, Кабзон и ещё некоторые, но все довольно известные исполнители. Мы, эмигранты, живущие вот уже по 10-15 лет при благополучном капитализме, были все обеспечены и хорошо устроены. Группу из СССР разобрали по домам,всех повели по бутикам, хорошо одели, устроили банкет, где столы ломились да и выпевки было немыслемо много. Естественно, в благодарность нам, артисты вышли на сцену и каждый что-то исполнил из своего репертуара, для нас это было блаженством, сколько лет не слышали эту музыку. Когда пел Розенбаум, а к этому времени Ротару уже хорошо накачала себя хорошим французским коньяком, она пыталась перебить Розенбаума и убрать его со сцены. Ей сказали, чтобы успокоилась, ведь сейчас выступает Розенбаум. Но все знают, что что у трезвого на уме-то у пьяного на языке. Софа стала прямо посреди зала и заорала в пьяном пару:»Жиды проклятые !!!!» Что с генами заложено, то и имеем.
      Я верю в эту историю абсолютно, знаю, что никогда бы не погибло столько евреев, если бы не было у фашистов столько пособников на Украине и Польше, да и в других странах. Хотя в датсчане спасли всех своих евреев !!! Король Дании вышел с жёлтой звездой, нашитой на грудь и фашисты ничего не посмели сделать, он сказал, что евреи такие же граждане Дании, как и все остальные, поэтому он, КОРОЛь Дании, носит звезду Давида так же, как и граждане его страны.
      Я живу вот уже 35 лет среди немцев, австрийцев и швейцарцев. Уж я за эти годы хорошо знаю ментальность и вообще всё об этих людях, а сколько историй и рассказов я наслушалась от немцев, таких Ротару было немыслемо много.
      А оголтелые антисемиты, которые написали здесь свои комментарии — просто вопиюще безграмотные люди, что с них взять, если они даже на своём родном языке граммотно писать не могут, я уж и не говорю о чтение книг или БИБЛИИ.

    5. Господа евреи! Прежде чем писать такое, вы хоть бы биографию Софии Михайловны Ротару поизучали бы. Знаете ли Вы, что самым первым импрессарио Софии Ротару в 70-е годы был Пинкус Абрамович Фалик. Стал бы он с ней водиться после описанного в этой статье. А его жена еврейская актриса Сиди Таль была практически второй мамой для Софии. Певица неоднократно бывала у неё дома в Черновцах, а также Сиди Львовна возила Соню за границу в Европу.
      В наши дни София Ротару, приезжая в Черновцы, никогда не забывает посетить центральное кладбище, поклониться памяти и положить цветы любви и признательности на могилы Сиди Таль и Пинкуса Фалика.
      В своих воспоминаниях «Склоняю голову перед ней», напечатанных в Москве, София Михайловна написала: «Она была рядом, когда я только делала свои первые шаги в волшебный мир искусства. И это, я стала сознавать со временем, было большим счастьем для меня. Ведь каждая яркая личность в нашей судьбе не только остаётся в памяти, она подспудно влияет на наше отношение к людям, к делу, которому служим, вносит свои коррективы в наше мировоззрение».
      И самое главное, господа «всезнающие» комментаторы. В Израиле с гастролями в 1989 году была не только самая знаменитая из Ротару — София, но и её сёстры Лидия и Аурика, а также брат Евгений. Кроме того, София Михайловна с мужем Анатолием Евдокименко была в Израиле в 1990 году в туристической поездке по святым местам.

    Просмотров: 276 | Добавил: itzwin | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Copyright MyCorp © 2016